Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

 
поддержать сайт ivanmaximov.ru
 
Яндекс-деньги  100р.
с карты Visa и MasterCard
 
 

 

 

 

 

.

статьи - press

2016 cinemotion - Режиссер-аниматор Иван Максимов

«Я настаиваю на том, чтобы студенты не давили на драматургию, а придумывали самое "вкусное"»

 
Беседовала Алёна Самсонова
 

Что представляет собой молодое анимационное кино в настоящее время? Ответ на этот вопрос мы уже отчасти получили, беседуя с опытными режиссерами, работавшими в селекционной комиссии одного из крупнейших анимационных фестивалей — «Крока», Алексеем Алексеевым и Александром Бубновым. Возможно, с иного ракурса смотрят на молодых аниматоров те режиссеры, которые по совместительству являются еще и педагогами анимационных школ. К примеру, Иван Максимов. Он не только признанный классик российской анимации, но и преподаватель режиссуры в Школе-студии «ШАР». Студенты этой школы попали в число конкурсантов 23-го Международного фестиваля анимационных фильмов «Крок». И там же состоялась эта беседа — о новом поколении режиссеров-аниматоров.

Cinemotion: Фильмы ваших учеников узнаются сразу — тем, что, как правило, похожи на ваши собственные. Насколько сознательно это происходит — с их стороны? И с вашей, кстати, тоже. Вы сначала приглашаете их на «свою территорию», чтобы они там постигли азы, а потом пусть развиваются самостоятельно?

Иван Максимов: Я стараюсь собирать вокруг себя людей, с которыми у нас похожие вкусы. Это не связано напрямую с преподаванием, просто комфортнее, когда рядом с тобой люди, которые чувствуют приблизительно так же, как и ты. И таким образом получается, что не я их учу делать именно так. Просто у них такие же вкусовые и жанровые предпочтения, такой же бэкграунд.

C: В таком случае, как вы их выбираете?

ИМ: Я вижу обычно всё без экзаменов, сразу по «картинкам», по тому, как человек рисует. Если у человека в портфолио, в основном, портреты и пейзажи, то у нас, скорее всего, не будет общности. А если рисование «из головы»: какие-то зверушки, хвосты, то это явно мой. Я же своё не синтезировал из чего-то, оно само выросло. И у них также растет, без моей помощи.


Я стараюсь собирать вокруг себя людей, с которыми у нас похожие вкусы. Это не связано напрямую с преподаванием, просто комфортнее, когда рядом с тобой люди, которые чувствуют приблизительно так же, как и ты.


Вот, например, моя недавняя студентка Соня Кендель. Она рисует где-то так, как я, а где-то — гораздо лучше меня. Поэтому у меня фильм «Вне игры» сделан полностью по ее сценарию и ее рисункам. Я занимался только монтажом.

C: А вы как-то помогаете студентам в придумывании фильмов? Даете какие-то подсказки?

ИМ: Я всегда настаиваю на том, чтобы они не «давили» на драматургию, а придумывали сразу самое «вкусное». Чтобы было, ради чего это всё дальше сочинять. Это могут быть какие-то диалоги, или какая-то интересная ситуация, или хороший персонаж.

Мы вообще много играем с моими учениками. Особенно с Лёней Шмельковым и Сашей Шадриной. Но сейчас они, к сожалению, уехали поучиться к Прийту Пярну, поэтому мы с ними давно не собирались.

C: То есть оттуда они вернутся не то, чтобы переученными, но слегка...

ИМ: ...«пярнутыми»? Нормально всё! Их уже не изменишь. Мне кажется, что они сами могли бы уже там преподавать. В Таллине им не расскажут ничего принципиально нового. Это просто возможность поработать в другой обстановке.

C: А вообще, насколько можно по фильму угадать ту «среду обитания», в которой существует автор — как творческую, так и географическую?

ИМ: Иногда по фильму очень видно, где он сделан. Допустим, французская школа «Гоблен» — это такая характерная классическая рисованная анимация. Русские фильмы опять же угадываются — тот же ВГИК. Хотя здесь у меня, возможно, просто больше опыта в плане отсмотра студенческих работ. Питерских я, может быть, с бо́льшим трудом угадаю. Но, в то же время, есть художники со своим ярким стилем, которые сильно выделяются. Вот, скажем, графика Нади Федотовой. Ее фильм «Боль» мог быть сделан где угодно. И никакого ВГИКа в нем вообще не чувствуется. И России тоже.


Иногда по фильму очень видно, где он сделан. Допустим, французская школа «Гоблен» — это такая характерная классическая рисованная анимация. Русские фильмы опять же угадываются — тот же ВГИК. 


C: А если взглянуть чуть глобальнее? Разница, допустим, между анимацией Европы и Азии.

ИМ: Японцы и отчасти корейцы любят такое... Даже не нарративное кино, а передающее какое-то ощущение. Эротики очень много. Особенно у японцев. Причем не напрямую, хотя бывает и такое, а чувствуется очень сильный эротический подтекст.

Был смешной случай. Есть такая японская девочка, Йорико Мизусири, у которой как раз подобные эротические абстрактные фильмы, где нет персонажей, а есть просто некие перетекания розового в голубое и тому подобные вещи... И вдруг я вижу на фестивале в Бадене ее фильм, где появляется персонаж — обезьянка. На обсуждении ее самой не было, но был ее учитель, у которого модератор спросил: «Откуда взялась обезьянка? Что произошло?» А учитель отвечает: «Это я ей дал такое задание — вставить персонажа в свой фильм». То есть, если бы он не сказал — она бы и не вставила.

C: Были ли в последнее время при просмотре анимации какие-то моменты удивления? Чтобы что-то в хорошем смысле «зацепило».

ИМ: К сожалению, все предсказуемо. И за последний год ничего меня не удивило ничего. Скорее, в прошлом году, была пара-тройка фильмов.

C: Но на этом, молодом «Кроке», может, все-таки были какие-то любопытные работы, по которым видно, что у автора в голове роится что-то интересное?

ИМ: Хотя в целом мне фильм «Эдмонд» (Гран-при фестиваля «Крок» — прим. авт.) не понравился из-за атмосферы патологии, я был бы рад поработать с его автором, Ниной Ганц. Еще из иностранцев меня приятно удивили австралийский фильм «Госпожа Метро» и бельгийский «Поезд жизни». Но, в целом, российская молодежь мне кажется интереснее.

Еще есть три студента из Венгрии, Швейцарии и Германии, которые были моими фаворитами на фестивале в Анси, но на «Крок» почему-то не попали. Это подчеркивает, что они неординарные настолько же, насколько мой вкус отличается от вкуса селекционной комиссии.