Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

 
поддержать сайт ivanmaximov.ru
 
Яндекс-деньги  100р.
с карты Visa и MasterCard
 
 

 

 

 

 

.

статьи - press

2014 Интервью для журнала Melon Rich

Олёна Рощина  - У Вас родители оба физики. А вы вдруг рисовать начали!
Иван Максимов  - Это как раз не от меня зависело, а от родителей. У меня папа и мама оба рисовали. Мама рисовала в детстве и юности, а потом перестала. А папа рисовал и до сих пор рисует для себя. Благодаря папе мы тоже с сестрой постоянно рисовали.
- По первому образованию Вы тоже физик, а на Высшие режиссерские курсы во ВГИК пошли уже потом…
- У меня всегда было желание рисовать, и я этим занимался. Но не было возможности заниматься этим профессионально. Для того чтобы заниматься профессионально нужно иметь либо знакомства, либо хорошую школу. У меня ни того ни другого не было. И поэтому я пытался внештатно работать рисовальщиком, иллюстратором в журналах. Но это всё было так…постольку-поскольку... А на курсы я поступил просто потому что они есть. Если бы их не было, я бы не стал аниматором, потому что другого пути в кино не было.
- Во время учёбы у Вас стали появляться знакомства в сфере анимации?
- У меня никогда никаких знакомств не было, поэтому я про знакомства мало что знаю. Во ВГИКЕ у меня и сейчас, собственно, знакомых нет. Хотя я там преподавал некоторое время.
- А почему перестали?
- Я там не получал зарплату. Потому что для того чтобы получать зарплату надо было заполнять ведомости и писать сколько человек присутствовало, какая была тема занятий. А я не люблю это всё. Поэтому я ничего не заполнял и, соответственно, зарплату не получал.
- Сейчас Вы преподаёте?
-Да, в школе-студии анимационного кино "ШАР". Но «ШАР» тем выгодно и отличается, что это не учебное заведение в том смысле, в каком привыкли студенты: кафедры, деканы, пары. Я пришел на вступительный экзамен, сидят Фёдор Хитрук, Юрий Норнштейн, Эдуард Назаров, Гарри Бардин, ещё пара человек менее известных. Они меня экзаменовали и они же меня потом и учили. То есть ничего лишнего, никакой физкультуры, иностранного языка и прочего.
- Вы несколько лет работали инженером в Институте Космических Исследований. Если бы так сложилось, что Вы не рисовали, то чем бы занимались?
- Я там работал года три по распределению после института, мне с самого начала было скучно. Физика мне не очень нравилась. Сейчас очень многие мои однокурсники – бизнесмены в абсолютно разных областях, наукой занимаются меньше половины. Поскольку я с детства хожу в походы, то предпочел бы какую-нибудь экспедиционную работу.
- Куда последний раз ходили?
- В прошлом году я ходил в Гималаи, но это оказалось не то чего я ожидал. Я привык жить в палатке на природе, готовить на костре. А там еда из ресторана, ночевка в гостинице. По-другому было можно, но поскольку не я это организовывал, то, соответственно, только зря протаскал палатку.
- Уже и Гималаи почти окультурили…
- Это не называется окультурили, это называется обескультурили. Культура заключается в том чтобы убрать всё лишнее. Как скульптор берет кусок материала и убирает всё лишнее, остается гармония. Вот гармония в горах – это когда там нет людей. Когда там появляются люди, они нарушают гармонию. Надо стараться, во-первых, самому не нарушать гармонию, во-вторых, получать удовольствие там, где никого нет. Везде, где есть люди, там, как правило, нет гармонии.
- Ваши герои очень интересно выглядят. Как они появились?
- Они сформировались когда я ещё учился в школе. Я оттачивал свой вкус и параллельно оттачивал дизайн своих персонажей. Что послужило первоисточником я не знаю. Среди моих любимых художников были Мауриц Эшер, Иероним Босх, Питер Брейгель, Херлуф Бидструп. И ещё бог знает что, что я видел непонятно где. Просто тогда не было интернета, специализированных магазинов, поэтому возможности увидеть что-то новое было очень мало. Что-то почерпнул в домашней библиотеке, что-то в гостях…
- Часто художникам задают вопрос о том, что они употребляют. Сталкивались с подобным?
- У человека генетически так устроен мозг, что он может придумывать. Это не его личная заслуга, а просто ему повезло с наследственностью. У других мозг устроен по-другому – они не могут придумывать. У человека в принципе есть доступ к подсознанию, сознание в подсознание может залезать и чего-то доставать оттуда. Но у одного дырочка в подсознание маленькая, а у другого - больше. Мои герои из сознания, но я пользуюсь своей библиотекой.
- Как Вы работаете? Прописываете сценарий, делаете раскадровки?
- Я вообще очень не люблю подтексты. Но некоторым людям без этого никак нельзя. Я исхожу всегда от картинки, поэтому мне текст не нужен. Текст мне нужен только для того, чтобы не забыть, что я придумал. У меня память очень плохая и поэтому если я не запишу подробно, что я придумал, то завтра уже не вспомню. А раскадровки нужны для организации композиции фильма либо для рассказывания истории. Ты представляешь себе кинорассказ и зарисовываешь его так, как ты себе его мысленно представил. Желательно увидеть готовое кино. А поскольку у меня история бывает очень редко, а если она и бывает, то для меня это совершенно не главное и вообще несущественно, поэтому этот метод для меня не очень естественен.
- А что тогда главное?
- Главное – это придумать аттракцион. Мне больше нравится собирать эдакие бусы из аттракционов. Если из этого получается какая-то история или единая композиция, то получается фильм. Если не получается, то значит какие-то аттракционы нужно взять, а какие-то выбросить. Если у меня есть общая тема – ветер, дождь или потоп, то, соответственно, все аттракционы я придумываю исходя из этого обстоятельства. Но всё равно, то что я могу придумать просто в голове как анекдот, не значит, что я придумал уже готовую сцену из фильма. Например, для фильма «Приливы туда-сюда» мы вместе с Михаилом Алдашиным придумывали кучу всяких анекдотов и трюков, так называемых гэгов. Из них в фильм вошло очень мало, потому что каждый из них требовал отдельного фильма. У меня в этой серии картинки складываются из коллажей гравюр. То есть я собирал старые гравюры, вырезал и составлял из них какие-то элементы, двери, стены, скалы, собирал из них пространство действия, декорации. И когда у меня получилась уютная приятная декорация, я придумывал чем её наполнить и что у меня в ней будет происходить.
- Вы на компьютере рисуете?
- С тех пор как появились компьютеры, я всё время работаю на компьютере, сейчас - на планшете. Мультфильмы типа «Алёша Попович и Тугарин Змей» тоже можно сделать без компьютера. Только зачем делать «без» когда можно «с». Компьютер вообще играет очень второстепенную роль, он имеет значение, если это делать в 3D. Если используешь трехмерные объекты, которые нарисовать невозможно. На самом деле можно их нарисовать, только придется очень долго и кропотливо вырисовывать все тени и так далее. Но такие фильмы были и в докомпьютерную эпоху, когда люди старательно вырисовывали всё в объеме просто потому что им очень захотелось.
- А с куклами никогда не работали?
- Мне никогда не нравилась кукольная анимация. На куклы скучно смотреть. Мы с сестрой в детстве, в классе четвертом - пятом фотографировали наши игрушки, делали композиции какие-то, это себя исчерпало ещё тогда. Ничего хорошего, связанного с куклами, я даже вообразить себе не могу. Историю рассказать можно, но ещё лучше было бы рассказать историю рисованную. Потому что для меня это уже другой мир, нарисованный. А куклы они взяты из нашего мира. Это просто куклы, которые вдруг ни с того ни с сего ожили, ожившие трупы какие-то. Неестественно что кукла вдруг двигается, потому что она реальна, её можно потрогать, в неё можно поиграть. И не дай бог она начнёт шевелиться в руке, когда ты в неё играешь.
- Над чем Вы сейчас работаете?
- Есть проект «Везуха» – мультипликационный сериал для детей и школьников, на котором я уже третий год работаю. Он идёт на телеканале «Карусель». Я там суперавйзер, слежу за тем чтобы не понижали планку. Вообще это называется художественный руководитель, но мне приходится очень много придумывать самому, потому что не все талантливые люди умеют придумывать. Но они могут заинтересовать, рассказывать то, что кто-то ещё придумал. Таланты разные бывают.
Ещё недавно сделал календарь для премии «Золотая маска» и работаю над оформлением телеканала «Театр-тв». Иногда я работаю интенсивно, а иногда очень лениво - когда у меня нет конкретной работы. Мне очень трудно пойти туда не знаю куда, сделать то не знаю что. Вот сейчас у меня нет личного проекта в запуске, мне надо его придумать. Раз мне платят за моё удовольствие, я могу не работать ради денег.
- Для кого Вы снимаете?
- Я снимаю для зрителей, которые имеют такой же вкус, как я. Взрослые дети, которые ценят нормальные естественные вещи, а не деньги, не карьеру, не работу, не успех. Не всю эту лабуду, которая считается приоритетной в бизнесе. Ребенок до того возраста ребенок, пока он не начал думать о деньгах.
- Что происходит сейчас в анимации в плане финансирования ?
- Есть один источник финансирования – государство. Другого нет. То есть теоретически есть, а практически я не знаю ни одного человека, который финансировал бы анимацию. Только разве что так называемый краудфандинг. Сначала Александр Бубнов, потом Гарри Бардин нашли себе деньги на фильм просто кинув клич в интернете.
- Вы так никогда не делали?
- Я так не делал и, честно говоря, мне даже как -то неловко. Если бы это был мой дядя или муж сестры, друг какой-нибудь старый или папа друга, который любит и уважает меня и моё творчество, и хочет поддержать. Это я понимаю - с удовольствием! А вот так ни с того ни с сего, какой-то незнакомый человек…
- Если бы Вам предложили какое-то значительное финансирование, то Вы бы сняли полный метр?
-Нет, я не люблю когда вкусного много. Конфет должно быть пять – шесть, больше тебе не съесть, как говорил Чуковский. Десятую конфету уже приходится есть потому что хочется узнать какой вкус будет у сотой. Так и полнометражный мультфильм – поначалу ты говоришь «как вкусно, как клёво, как красиво». А потом тебе единственное что остается – это следить за историей, потому что всё так же красиво, как было и пять минут назад.
-Вы хотели бы жить где-нибудь помимо Москвы?
- Всегда хотел жить на теплом море, не люблю когда меньше чем плюс 25 градусов. Только вот места портятся с каждым годом. Есть такие, которые 30 лет назад были классные - Форос, Коктебель - а сейчас уже надо искать новые. А ещё сто лет назад там было ещё лучше! Там романтично, море, запах, чайки… Ещё мне всегда хотелось иметь мастерскую в центре города, раньше – Москвы, сейчас и на Питер согласен. Мне много не надо, как Мастер у Булгакова жил в подвале – вот это идеально. Только чтобы не было крыс и не воняло ни чем. Я бы и работал и жил там.
- Чего нужно бояться?
- Всем надо бояться денег. Цивилизация движется с ускорением к своей гибели благодаря обществу потребления. Оно всегда было, но оно не имело опасные масштабы. Последние 200 лет оно начало ускоряться благодаря прогрессу. Это как смертельная болезнь. А кончится гибелью цивилизации. Вопрос только в том, погибнет ли при этом природа или природа сумеет выжить, тогда хоть за неё можно порадоваться. Какие-нибудь зверушки смогут на неё порадоваться, глубоководные рыбки или мышки, которые глубоко зарылись. Да не важно, это всё гипотетически. Надо просто бороться с обществом потребления и не надо поддерживать производителя. Надо чтобы производитель перестал производить. Нас же много и часть из нас как раз и является производителями. Надо беречь природу! Вот почему у нас до сих пор в магазинах бесплатно выдают пакеты которые нельзя сжечь, а сами по себе они не разлагаются? Их становится каждый год всё больше и они никуда не денутся уже. А заменить их на разлагающиеся пакеты производитель не может, потому что это будет дороже на 1 копейку за каждый пакет. А они считают каждый рубль, потому что у них мозги так устроены. Вот если бы им стало стыдно, они бы перестали это делать. А для этого надо чтобы всё общество сказало «фу» и чтобы в магазине никто не брал эти пакеты дурацкие. Берешь каждый раз этот пакет – и, условно говоря, нажимаешь на кнопочку, которая уничтожает Землю.
- VII Большой Фестиваль мультфильмов недавно закончился. Вы принимали в нём участие?
- Я в нём пассивное участие принимал. Мои два последних фильма: «Длинный мост в нужную сторону» и «Дочь рыбака» там участвовали, а я нет. Он же для зрителей этот фестиваль, а не для режиссеров. Цель фестивалей вообще – чтобы как можно больше людей посмотрели как можно больше мультфильмов. Где они их ещё увидят? В интернете половину можно найти, но надо же знать чего искать.
- Это же Ваша героиня изображена на эмблеме Большого Фестиваля мультфильмов?
- Да, девочки из мультфильма «Ветер вдоль берега». Фестивалей вообще много, но большинство из них маленькие, они то появляются, то исчезают. Постоянных масштабных фестиваля сейчас два – Открытый российский фестиваль анимационного кино в Суздале и Большой фестиваль мультфильмов. Причем Суздаль - конкурсный фестиваль, а Большой фестиваль - нет.
- Три Ваших анимационных фильма вошли "Золотую сотню" российских мультфильмов, созданных за 100 лет. Приятно же наверное?
-Голосовали мои коллеги, поэтому мне приятно что они уважают мои работы. Первое место отдали мультфильму «Жил-был пёс» Эдуарда Назарова, и я с этим согласен.