Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

 
поддержать сайт ivanmaximov.ru
 
Яндекс-деньги  100р.
с карты Visa и MasterCard
 
 

 

 

 

 

.

статьи - press

2004 Ю.Шералиева - Человек в цилиндре

2004 Юлия Шералиева - Человек в цилиндре


Он очень высок. Уже это позволяет ему гордо, с поднятой головой, нести свое тело. В общем, увидев его в толпе, не зная даже, кто это такой, невольно обратишь внимание. Заметив же как над людскими головами движется черный блестящий цилиндр, обернешься, вообще не задумываясь. Максимов такой- кажется, он ничего для этого не делает, но привлекает и заинтересовывает практически всех без исключения. Он производит впечатление человека очень закрытого, но это и притягивает. Он мало общается "в тусовке" ( если только это, конечно, не милые девушки) и этим загадочен. Надевая цилиндр, Ваня будто старается прикрыться, спрятать часть себя от других - но, увы, вызывает этим только еще больший интерес к своей неоднозначной фигуре. Ощущение, что он живет (или хочет жить?) в своем, фэнтезийном, льюисокэролловском мире и ему там очень нравится.

-Для тебя цилиндр фетиш? У тебя вообще фетиш есть?
М: У меня фетиша нет. Никакого.
-Я, может, и не совсем фетиш даже имею в виду. Понимаешь, это может быть все, что угодно - некий предмет или ритуал, который как-то успокаивает или помогает тебе. Как сигарету закурить, выпивая чашку кофе. Есть у тебя такой?
М: Сигарета с кофе - это вид наркомании. Понимаешь, человек выпьет и ему сразу хочется покурить. Я, например, когда веду серьезную встречу, переговоры - мне хочется покурить. и не потому, что я нервничаю, а потому что сигарета помогает вести диалог, заполняет паузы, как будто связывает. Это такая канва какая-то , которая помогает себя чувствовать адекватно.
-Есть что-нибудь, что тебе в себе самом совсем не нравится? Может, ты и не хотел бы это изменить, но не нравится?
М:У меня есть, пожалуй, две проблемы: это психогенные заболевания, типа простуды - я ненавижу болеть. Я и в школе даже ненавидел болеть, оттого что нужно было сидеть дома. Мне было прикольней ходить в школу.
-Разве не было у тебя такого, что ты этим пользовался?
М: Нет, никогда. Я в школу ходил с удовольствием, я не парился по поводу оценок - ну, "2" так "2". А в школе зато не скучно, как дома, тем более, что тебе некомфортно - болит горло и насморк. И развлекаться вообще некомфортно, когда что-то болит..
- Ты сказал, у тебя две проблемы...
М: Вторая проблема это плохая память. Теоретически, наверное, можно было пойти на какие-нибудь курсы и ее развить, но некоторые люди утверждают, что всякий человек сам может развить свою память и что сможет потом прочесть книжку и сразу ее пересказать. Как, кажется, в фильме "Бумбараш" был какой-то феномен...ну, неважно. Мне памяти действительно не хватает. Потому что нужно запоминать какие-то важные телефоны, как кого зовут. У меня практически любая память плохая: зрительная, слуховая и ..ээ
-Забыл?...
М:...всякая, в общем, плохая и нет никаких преимуществ ни у одной из них. Это немножко неудобно, но ничего, обхожусь - записываю.
-У тебя папа и мама физики, как и ты сам. Кроме того, папа писал картины. А ты в детстве рисовал постоянно?
М: Не знаю, хотел я или нет, но я это все время делал.
-умный, из хорошей семьи мальчик, который постоянно рисует - у тебя не было таких классических проблем в школе: таких ребят ведь не любят. А ты с теплотой о том периоде вспоминаешь.
М: Так в этом же одни только плюсы! Общий язык всегда был, за исключением обычных "неуставных отношений". Всегда находилось несколько человек, по крайней мере до 9 класса, которые терроризировали меня, потому что им надо было кого-то терроризировать, а я человек мягкий, неагрессивный. В 9 классе я перешел в школу, где учились дети сотрудников института Курчатова , поэтому наша тусовка там была вполне нормальной. Да и вообще в старших классах ребята поумней уже.
- Почему ты решил заниматься физикой, а только потом анимацией?
М: Для меня этот процесс абсолютно понятен, так как я не получал
общепринятого художественного образования. Я рисовал, будучи в общем самоучкой, в художественную школу я не ходил и такой "карьеры", как художественная школа-какие-нибудь подготовительные курсы -строгановка и или суриковка, у меня быть не могло.Я хорошо рисовал, сестра хорошо рисовала, жизнь была наполнена и самодостаточна и не было никакой потребности научиться рисовать гипсовый куб. Я уверен, что это бы не помешало, но у меня этого не было. Поэтому мне было совершенно нереально поступить в художественный ВУЗ и я пошел в физический. После этого я автоматически пошел работать в Институт Космических исследований и протусовался там 4 года. Параллельно я рисовал в журналах и все время думал, как бы мне смыться из института. Но поскольку там у меня была зарплата, а нигде не работать было нельзя, то единственным путем было только стать членом горкома графиков, который позволял быть внештатным художником. Я так и сделал, но до этого я узнал про режиссерские курсы. Они выгодно отличались от всех остальных, включая ВГИК., потому что чем круче ВУЗ, тем больше там "детей". Пробиться через это не представляется возможным. А режиссерские курсы собирали уже взрослых людей с высшим образованием и кроме того, экзаменационная комиссия состояла из мастеров, которые выбирали студентов для себя, тех, с которыми им хотелось работать. Т.е. здесь блат не прокатывал никакой вообще.
-А заграницей поработать у тебя было желание? Предлагали?
М: Нет, никаких интересных предложений не было и в общем-то, это достаточно неинтересно, потому что там это все-таки бизнес. У нас это все же еще такая стезя, которая является вроде как искусством. В отличие от всего остального мира, у нас еще сохранилось так называемое чистое искусство. На западе есть определенные каналы государственные, которые спонсируют визуальное искусство, как, например, Chanal 4 в Англии, 7 канал во Франции. Т.е. в принципе, конечно, и там можно поработать, но, не знаю...как-то Москва мне ближе.
-Приятно...
М: Кроме того, для меня главная ценность это общение человеческое, а на иностранном языке это все же делать сложно. Вот, кстати, возвращаясь к моим недостаткам- это тоже то, что мне в себе мешает. Мне не хватает знания нескольких иностранных языков. Я все равно свободно общаться на иностранном языке не смогу. К тому же у русского языка вообще больше возможностей. Если весь остальной мир знает только "упс" и "вау"...
-Ну, "йоу" еще есть...
М:Чего?...
-Не важно
М:...то у русских вместо "упс" куча слов, а вместо "вау" еще больше. Каждый сам их придумывает или пользуется заготовками. По крайней мере это не так однообразно и пошло, когда все говорят одинаково и эмоции показывают тоже одинаковые. Это видно и в кино и в жизни. Они где-то это подсмотрели и с тех пор так и делают. Опять-таки всякий юмор, который для меня очень важен, во-первых требует хорошего подбора слов, чтобы адекватно его перевести, а во-вторых какого-то сленга. Что бы проявлять себя как человека с чувством юмора, нужно знать язык гораздо лучше, чем для того, что бы просто на нем разговаривать.
-Ты преподаешь? Читаешь лекции?
М:Я преподаю,но не лекции читаю, а, скорее такой мастер-класс даю. Для лекций мне нужно много материала, т.е. такой информации, которой хватило бы, скажем, на год, на курс. Я могу прочитать 2-3 лекции и все, на этом я исчерпаюсь, вроде я все рассказал. Я не могу разжевывать тему. Вот я прочитал учебник Кулешова, написанный с его лекций. Он в первой половине книги разжевывает то, что мне, например, совершенно не интересно, потому что это все как дважды два просто. Он рассказывает, что такое кадр, например, что вот так пленка устроена: здесь она делится, здесь звуковая дорожка.Т.е это такие вещи, которые мне вообще не придет в голову рассказывать, хотя, наверное, действительно, начинать надо с этого. Но я боюсь, что в таком случае, большинству будет просто неинтересно. Ко мне и так не все студенты ходят.
- А твои родители видели то, что ты делаешь, вообще следят за твоими движениями?
М: Ну конечно, следят.
-Им нравится?
-М:Да. Они же хотят гордиться мной. Конечно, им интересно
-Довольно много существует художников, вообще людей творческих, с физическим или математическим образованием. Как ты это можешь объяснить?
М:Но наука-то тоже ведь занятие творческое. Например, в экспериментальной физике творчество в том, что бы проверять какую-то новую теорию, либо ты обнаруживаешь какое-то суперское явление.
-Ты болел такими желаниями? Хотелось открыть что-то?
-М: Да, были фантазии, когда я поступал в институт. Представлял себя в белой рубашке, ученым...какой-то кайф в этом был, но все же особых надежд на это не было, потому что я уже тогда чувствовал, что мои мозги для этого не совсем подходят. Звезд с неба не хватал, в общем.
- Э.Т.А.Гофману приходили на ум идеи его рассказов в кабаке, где-то в 4-7 утра. У тебя как это происходит?
М: У меня, по крайней мере, сейчас, не приходит ничего вдруг. Либо я смотрю чье-то кино, либо сижу в саду на каком-то джазовом фестивале и по ходу дела нахожу интересные идеи. Мне в таком случае надо сесть, взять блокнот и начать что-то придумывать. Такая самостимуляция что ли. Т.е. мне нужно себя как-то настраивать и направлять.Дальше все идет по алгоритму, который с опытом рисования и режиссуры у меня уже много лет.
-Есть какие-то личности, в искусстве, в жизни вообще, которые на тебя повлияли?
-М:Наверное, да. Даже может, подсознательно повлияли и влияют. Из детства - это Дали, Босх. Дали мне особенно был близок не сюром, который у него есть, а воздухом, солнцем. Это пространство в его творчестве для меня самое главное. А в Босхе я нашел то, что среди каких-то вроде бы мерзопакостных образов, которые у него есть, может быть вполне уютно. Они в своей гадкости оказывались в этом милом уюте позитивными. Т.е я вычленял из картин некие образы и находил такой тонкий нюанс. Понимаешь, если представить, что среди песронажей в "Искушении Св.Антония" ты как бы "свой человек", то становится не так уж и страшно и непонятно. В принципе, если ты такой же, как они, то там все может быть очень кайфово.Они же просто так выглядят. Если они с зубами такими, это не означает , что они укусят.
-Ты видел реакцию детей на свои работы?
М:Дети , как и взрослые, бывают разные. Поэтому если образ мышления детей совпадает, условно говоря, с моим, то они все поймут. Мне рассказывали, что дети моих знакомых смотрят эти мои мульты и не смотрят никакие другие. Но я снимаю мультики не рассчитывая на определенную публику: детей или взрослых.Это происходит неосознанно. Я вообще снимаю спонтанно, легко, в отличие от, скажем, Норштейна. Он, если снимает мультфильм в определенном, например, восточном стиле, ему все про этот стиль нужно прочитать, что бы быть компетентным во всех вопросах, в теме быть, как рыба в воде.
-Возникает желание иногда, просмотрев свой мультик, все в нем изменить или чуть-чуть хотя бы улучшить?
М:Как правило, совсем не парюсь на эту тему. Самым совершенным, на мой взгляд, является фильм "Болеро". Эта работа очень простая, поэтому там вообще трудно было ошибиться. Весь кайф в минимуме средств.Поэтому там и нечего переделывать. В этом его органичность и концептуальность . Это вообще была моя первая курсовая работа. Мы долго с другими студентами и мастерами думали над драматургическим финалом, логическим концом. В итоге я конец вообще не стал делать и в этом как раз удача работы.. Потому что если бы я делал финал, то всегда возникало бы желание его изменить и думал бы , что фильм недостаточно выверен. А так как финала нет, то и переделывать нечего. Когда делал "Ветер вдоль берега", мне тоже лень было и я обошелся формальным финалом типа "ну вот все и кончилось". Я всегда оправдываюсь, что мой жанр это хроника, такой кусок жизни, который не имеет финала. Я просто вижу, что девочка с зайчиком ушли и дальше я не знаю, что у них там было.
-Ты, сколько тебя знаю, внешне практически не меняешься. Выглядишь хорошо. Что-нибудь делаешь для этого?
М:Человек, который любит жизнь, вообще по природе своей долгожитель и молод очень долго..Спортом я стараюсь заниматься, но иногда и на это времени не хватает.И потом его как-то организовывать надо.
-Тебя цилиндр закрывает от чего-то? Прячет какую-то часть тебя?
М:Я вообще очень закрыт. Это свойство моей шизоидной составляющей. Есть какая-то область интимного, личного, то, что не рассказываю, в принципе,никому.И так как я личность в общем-то самодостаточная, у меня не возникает потребности раскрывать кому-то свою личную жизнь.
-У тебя есть друзья?
М:Закадычных нет. Есть люди, которых я люблю, с которыми мне приятно общаться. Это мои одноклассники, однокурсники по режиссерским курсам.Пара-тройка человек осталась. Но все же так, что бы пойти в кино, поехать вместе отдыхать - такого нет. Я это делаю либо с большой компанией либо с какой-то конкретной девушкой.
-Допускаешь мысль о том, что либо женишься еще либо просто будешь жить с какой-то девушкой?Хочется вообще такого?
М:Бывает иногда, что такая потребность возникает, но вообще-то теоретически это несовместимо с образом жизни, с моей молодостью затянувшейся, с творчеством.
-Ну как же это?
М:Ну не может творческий человек быть семейным.
-Так ведь девушки же разные бывают. Может какой-то из них и надо будет именно это в тебе.
М: Ну те,кого ты имеешь в виду - это исключение из правил.На это нельзя рассчитывать.
-А хотелось бы?
М:Ну конечно, было бы прикольно
- А боишься чего-нибудь?
М:Я стараюсь не бояться
-Так значит, боишься, раз стараешься...
М:Нет, ну просто фильтрую все. Это такая психозащита, что бы жить было комфортнее. Есть ведь определенные методы психозащиты: ирония, попытка не обращать внимания ни на что и т.д. Я пытаюсь их использовать. Боюсь одиночества
-Но ты при этом ведь очень закрыт
М: Я закрыт просто по своей природе. Я могу откровенничать и комплексов в этом смысле у меня нет. Я могу многое из интимного рассказать какому-нибудь психоаналитику, но только если это будет интересно и актуально. Но у меня нет такого желания и потребности внутренней все это рассказывать. Тем более, поскольку я общаюсь в основном с заинтересованными людьми, то всякая лишняя информация вредна. Все равно что своей любимой девушке рассказывать обо всех своих романах - параллельных или прошлых.